Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Семья и родительство как основа государственной стабильности

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 13 января 2012 г., 11:43

 Автор отмечает, что сегодня на лицо изменение модели семьи. Женщина становится финансово самостоятельной. Снижение женской экономической зависимости лишает брак мощной стабилизирующей силы. При этом, как отмечает автор, во многих странах мира, в том числе и в России, стихийно формируется новое поколение родителей, жизнь которых во многих аспектах подчинена именно важной с их точки зрения роли - роли родителей. Автор говорит о формировании сообщества компетентных родителей и в связи с этим целого направления «просвещенное родительство».
Автор приходит к выводу, что одним из основных ресурсов для выхода России в значимое для мира состояние становится молодое поколение родителей и их дети. Только работая сегодня с молодыми семьями, можно заложить фундамент под жизнеспособность государства в будущем.
Ключевые слова: просвещенное родительство, сверхценность детства, порталы взаимодействия родителей и детей, воспитательные среды.

 


Работа в направлении защиты семьи обозначена сегодня Президентом России как стратегическая. И это справедливо. С парламентской трибуны и трибуны Общественной палаты Российской Федерации слышатся призывы к срочному формированию программы, в которой семейные ценности стали бы приоритетом для нации. Приоритетом работы и законодательной, и исполнительной власти.
Мне видится, что начать работать в этом направлении нужно с определения понятия «семьи» в государственном законодательстве. Напомним, что сегодня семейная политика в законах РФ упоминается только применительно к «поддержке материнства и детства в РФ». Еще понятие семьи есть в экономическом законодательстве в разделе залоговых документов. А в предшествующей редакции закона «О здоровье» понятия семьи не было вообще. Что же такое «семейная политика» - сегодня вообще не сформулировано ни в одном документе РФ, в том числе – и в главном документе страны, в Конституции РФ.
Отсюда следует, что законодательно не прописано понятие государственной семейной политики, не закреплены основы семейной политики, не проведена экспертиза законодательства, нет усовершенствования его с точки зрения укрепления семьи. Кроме того, сегодня мало исследований на тему трансформации семейных отношений в свете последних колоссальных изменений, происходящих с институтом семьи вообще.
Зададимся вопросом: почему это архиважно учитывать?
Судя по многочисленным исследованиям, институт семьи в России терпит глубочайший кризис. Об этом уже давно говорят эксперты, занимающиеся проблемой. Об этом напоминают теперь все чаще и на официальном уровне. Вот что говорит, например, по этому поводу официальная статистика. По данным Росстата, на 7 браков сегодня приходится 5 разводов. Численность детского населения, несмотря на улучшающиеся условия жизни, постоянно сокращается. Десять лет назад эта цифра составляла до миллиона детей в год, сейчас оно сокращается до 600 тысяч в год. К сожалению, сохраняется устойчивая динамика выявления социального сиротства. В 2000 году таких детей было выявлено 123204, а в 2007 году – 124483, сегодня на 2 тысячи больше. Растет число родителей, которых лишают родительских прав. Увеличивается число детей, рождаемых вне брака. Например, каждый третий ребенок сегодня рождается вне брака. Положение усугубляет социальная и духовная деформация в детской и подростковой среде. И это одна из наиболее сильных угроз национальной безопасности и будущему России.
Присутствует такое явление, как отказ родителей от исполнения своих родительских обязанностей. Каждая десятая женщина не хочет сегодня получать алименты. Более трети российских семей проживают в бедности. И рождение каждого нового ребенка в семье является основой для сильнейшего потрясения. Например, появление второго ребенка ухудшает материальную ситуацию семьи вдвое, а третьего – вчетверо.
Объективно такая ситуация – это не проблема только России. Посмотрим, что пишет в своей книге «Последствия современности» всемирно известный социолог Энтони Гидденс. Он считает, что одним из наиболее важных и тревожных последствий возрастающей рефлексивности социальной жизни является невозможность сформулировать внятные ответы на ключевые вопросы. Происходит подавление базисных моральных и экзистенциональных компонентов политической жизни. Все это сопровождается тем, что параллельно с этим явлением меняются модели семьи.
Вот как, например, исследует это явление футуролог Жорж Фридман. Около 200 лет назад женщины рожали с 15 лет. При этом большую часть времени женщины только рожали и воспитывали своих детей. В 20 веке этот порядок полностью изменился. Если учесть, что женщины могут рожать в период с 14 до 50 лет, и взять во внимание тот факт, что увеличивается продолжительность жизни, то получается, что большую часть своей жизни женщина будет неспособна к деторождению. Давайте представим себе, говорит Фридман, что у женщины двое детей. Тогда в общей сложности вся ее беременность длится примерно 18 месяцев, то есть, примерно 2% времени от ее жизни. Представим себе, что женщина рожает этих детей с разницей в 3 года (это самое распространенное явление). Таким образом, время, которое женщина тратит на рождение ребенка и последующий уход за ним составляет всего лишь 8 лет. С учетом того, что продолжительность жизни женщины в развитых странах составляет 80 лет, это примерно займет 10% ее времени. Чем заниматься ей остальное время, если представить себе, что к ее услугам целая инфраструктурная сеть, которая облегчает ей домашний труд. В этом истоки феминизма, считает Жорж Фридман. Кроме того. Такая женщина может себе позволить много работать. А значит, женщина становится финансово самостоятельной. Раньше растить ребенку одной для женщины равнялось катастрофе. Сегодня это уже не так. Особенно легко это дается женщине с хорошим образованием. Основным фактором, скрепляющим брак, является не столько практический расчет, сколько любовь.
Но сегодня любовь есть, а завтра нет. Если люди вступали в брак, руководствуясь только эмоциями, значит, это обязательно приведет всех нас к увеличению количества разводов. В общем, снижение экономической зависимости лишает брак мощной стабилизирующей силы.
Одним словом, ближе к концу 20 века появилась новая модель, при которой серийная полигамия, как и 200 лет назад опять предъявляет свои права. Только на этот раз движущей силой ее является не смерть супруги, а развод.
Кроме того, если раньше, чтобы начать половую жизнь, молодым людям надо было вступить в брак, то сегодня даже рождение детей не связано само по себе с заключением брака. При этом надо иметь в виду, что традиционный уклад семьи претерпел самые большие изменения именно в наиболее образованных кругах, отмечает Жорж Фридман. В менее образованных и бедных семьях, как и раньше, нормой было хаотическое деторождение.
Так как «новые брачные ценности» поощряют любовь, понятно, что в развитых странах уже активность начинают проявлять лобби гомосексуалистов. И уже в результате этого Америку, как законодательницу мод в сфере брачных отношений, начинают предавать анафеме в мусульманских странах. Под знаменем борьбы с аморальными явлениями поднимаются радикальные мусульманские лидеры.
Напомним еще и такой пример, что открытый гей возглавил правительство Бельгии. Таким образом, Бельгия стала первой в мире страной, где на высокий пост пришел человек нетрадиционной ориентации. Причем, как сообщала бельгийская пресса, долгое время его кандидатура считалась неприемлемой для главы правительства двуязычной Бельгии, так как он свободно говорит только на французском языке. Заметим, что этот человек уже был однажды в центре скандала в связи со своим аморальным поведением (он пользовался услугами несовершеннолетнего гея). То, что сейчас это осложнило международную политику Бельгии – похоже, не особенно кого-то по-настоящему трогает.
То есть, мы наблюдаем трансформацию семейных отношений на уровне власти.
Это может послужить сигналом и для остального мира. Заметим, что в некоторых штатах Америки уже пересмотрены, а в некоторых пересматриваются семейные законодательства. С февраля 2011 года в Америке в документах родителей пишут – не «мать» и «отец», а «родитель1» и «родитель2». В конце 2011 года пришло сообщение, что подобную практику собираются ввести у себя с нового года и власти Великобритании.
Напомним, что Барак Обама стал первым американским президентом, который высказался в защиту однополых браков. Его предшественник, Джордж Буш-младший, не только публично критиковал союзы геев и лесбиянок, но и добивался внесения соответствующих изменений в Конституцию США. Буш в 2004 году предложил Конгрессу определить брак исключительно как "союз мужчины и женщины" и сделать эту формулировку конституционным параграфом. Сенат Конгресса это предложение отклонил. Если бы инициатива Буша получила одобрение, любой однополый брак в США считался бы преступлением против американского общества.
Можно представить, как опасна сложившаяся тенденция для подрастающего поколения. Да и вообще, если взрослые, занятые собой, положили в основу семейных отношений такое хрупкое понятие, как любовь, то - как выживать в таком мире ребенку, если ему от родительской любви в результате достаются крохи. При этом сам детский мир достаточно жесток, отмечают в один голос детские психологи по ту и эту сторону океана. Значит, чтобы не подвергать ребенка риску быть не понятым и изгнанным в детском сообществе, работать нужно с родителями. Нужны не только правовые нормы, регулирующие отношения родителя и ребенка, но и важно провести ревизию существующих институтов, с тем, чтобы предоставить родителям ребенка более широкий выбор существующих возможностей. При этом придется, например, отказаться от некоторых стереотипов.
Рассмотрим такой пример как развод родителей. Регулирование семейных отношений в западных странах осуществляется через положения брачного договора. Если вспомнить недавнюю историю брачного договора, то первая реакция судей на них была крайне негативной, считалось, что такие договоры только провоцируют распад брака и подталкивают супругов к разводу еще до заключения брака. Однако в настоящее время отношение к ним изменилось. Оказалось, что это достаточно удобный способ избежать многих проблем, связанных с разводом, а подчас и нервных, затяжных судебных процессов. В законах европейских государств часто дополнительно указывается, что положения брачного договора не должны отменять обязанности взаимной верности, помощи и поддержки, ограничивать их личные права и обязанности по воспитанию и содержанию детей.
В Японии брачный договор действителен лишь в случае его заключения до момента подачи заявления о вступления в брак. Договор, заключенный после вступления в брак, подлежит аннулированию, и тогда имущественные отношения между супругами регулируются нормами ГК Японии, т.е. вступает в действие законный режим. Более того, после подачи заявления о вступлении в брак брачный договор по японскому законодательству не может быть изменен. Его изменение допускается лишь в случае, если сам договор содержит положение о порядке его изменения и выносимые положения соответствуют установленному порядку.
По Германскому гражданскому уложению супруги могут определить свои имущественные отношения в соглашении (брачном договоре), составленном до брака, но вправе после заключения брака изменить или отменить достигнутое соглашение об имуществе.
В американском праве известное развитие получили так называемые «добрачные соглашения». Они могут предусматривать любые условия будущей совместной жизни супругов. На практике в таких соглашениях часто содержатся условия о воспитании и содержании детей, иногда подробные условия о распределении обязанностей при ведении общего хозяйства. Но в случае споров они не учитываются судом. В качестве общего правила предусмотрено, что брачный договор должен быть во всех отношениях «разумным» и «справедливым». Анализ практики американских судов свидетельствует о том, что часто заключение брачных договоров направлено не только на урегулирование отношений между супругами по поводу собственно имущества, но и на вопросы предоставления содержания. В англо-американском праве допускается урегулирование в брачных соглашениях и отношений между супругами по поводу воспитания и содержания детей.
Конечно, такие соглашения не могут лишать одного из родителей права на общение с ребенком, полностью освобождать от его участия в расходах по содержанию, воспитанию и образованию ребенка. Суды относятся к таким положениям с особым вниманием, т.к. брачное соглашение должно быть «разумным» и «справедливым».
Есть еще и такая практика, что брачный контракт можно заключить как до регистрации брака, так и уже находясь в браке.
Конечно же, брачные договоры чаще всего решают только имущественные споры, что несомненно тоже важно, если с одним из родителей остается ребенок постоянно.
Согласно статье 24 СК РФ, при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, о размерах этих средств либо о разделе общего имущества супругов.
В случае, если отсутствует соглашение между супругами, а также в случае, если установлено, что данное соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, то суд обязан: определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; определить, с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей.
При решении вопроса о месте проживания ребенка суд исходит из интересов несовершеннолетнего, учитывая при этом решении и мнение ребенка, достигшего 10 лет. Что касается обстоятельств, которые суду необходимо принять во внимание при решении споров, связанных с воспитанием детей с учетом положений могут быть названы следующие: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности, режима работы родителей, их материального и семейного положения, состояния здоровья родителей); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания одного из родителей. При этом особо подчеркивается, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не может являться безусловным основанием для удовлетворения требования этого родителя о передаче ему ребенка на воспитание.
На практике, конечно же, не всегда получается все так гуманно, как записано на бумаге. Безусловно, власть должна поддерживать традиционную семью. Но вместе с тем невозможно закрывать глаза на происходящее вокруг, если это напрямую затрагивает интересы детей. Сегодня практически впервые делается попытка затеять публичную дискуссию по данной теме. Круглые столы, проведенные в Государственной Думе РФ, в Общественной палате РФ, свидетельствуют, что поиск выработки концепции семейной политики уже идет. Многие государственные деятели буквально в самое последнее время пришли к мысли, что необходимо пересмотреть, прежде всего, подходы к теме.
И по иному решить вопрос: с кем жить ребенку - с папой или с мамой? А может в современных условиях этот тезис может быть подвергнут сомнению. А почему нельзя и с папой, и с мамой? И главный вопрос: как это реализовать практически?
То, что российская практика признает приоритет матери в воспитании ребенка, подтолкнуло известного певца Филиппа Киркорова к поиску суррогатной матери за рубежом. Будучи неуверенным, что он не станет объектом манипуляции женщины, Киркоров пошел на столь непонятный для многих шаг. Как ни оскорбительно это звучит для женщин, но медийное лицо показало многим отцам, в каком направлении надо двигаться. Фактически – это мужской бунт против существующей системы «защиты детства».
Сложно переоценить роль семьи в процессах образования и социализации детей, становления личности. Тем не менее, существует некое предубеждение, что домашнее воспитание – это архаизм. Между тем, довольно масштабные исследования, проведенные американским доктором Брайоном Раем в 2009 году, показали, что дети, обучающиеся дома, в среднем на 34-39% превосходят своих сверстников-школьников по результатам тестов по всем предметам. Домашнее образование не только никуда не уходит, но еще и приобретает новое дыхание. Ведь его смысл – научить детей добывать знания. В России подобных исследований не проводится. Но уже понятно, что компьютерные технологии во многом меняют картинку домашнего образования.
По данным Высшей школы экономики дошкольное образование - самый быстрорастущий с точки зрения общественного спроса рынок, но его негосударственный сектор развит крайне слабо. Охват дошкольным образованием детей старше 5 лет приближается к 80%. Число детей в детских садах постепенно растет, и на сегодняшний день порядка 5 миллионов детей по всей стране посещают дошкольные образовательные учреждения (ДОУ). Но вместе с ростом числа детей растут очереди в детские сады, особенно это характерно для групп детей от 1 до 3 лет. Заботливые родители встают в очередь в детский сад еще до рождения ребенка.
В ходе мониторинга было зафиксировано, что при оценке качества услуг ДОУ на первое место выходит здоровье детей. Это ключевая характеристика, на которую реагируют родители, выбирая детский сад. Второй показатель качества - «открытость» детского сада к запросам и интересам родителей. При этом такие показатели, как наличие дополнительных программ обучения, вариативность образования, оснащенность игрушками, практически не имеют значения для родителей в среднем по стране.
В поле зрения исследователей оказались доступность Интернета и пользование компьютерами. Как выяснилось, в половине опрошенных учреждений либо вообще нет компьютеров, либо они стоят только в кабинетах администрации. А доступ к компьютеру детей, когда они могут играть в специальные обучающие и развивающие игры, нельзя признать распространенной практикой. Некоторые диспропорции наблюдаются и в возрастной структуре работников ДОУ - в частности, в дошкольном секторе довольно много педагогов «в возрасте». Но это даже не самое страшное. Другое дело - «онтологический гендерный дисбаланс». Ведь дети в дошкольных учреждениях, наверное, думают, что воспитателей мужского пола не существует в природе. Еще одна любопытная тенденция наших дней - рост числа воспитателей, для которых русский язык не является родным, и это тоже проблема.
Любовь к маленьким детям в нашем обществе очень сильна, но мы не используем этот ресурс. Нам трудно, например, представить, чтобы в детсадах работали волонтеры, или воспитателям помогали бы соседские бабушки и дедушки. Но без использования ресурса семей проблемы детсадов не решить.
Нет «института нянь». Нам очень трудно свыкнуться с мыслью, что пресловутая социализация может проходить в любых условиях. Дело в том, что нет альтернативы. Нет цивилизованной службы нянь и гувернанток. Между тем, для того, чтобы вырастить конкурентоспособных в будущем граждан страны, способных трудиться в условиях той самой инновационной экономики нужно начать именно с дошкольного образования. Условно говоря, время диктует уже такие условия, что профессор должен заниматься с ребенком до пяти лет, а не полуграмотная женщина-эмигрант. Та рыночная и не поддающаяся цензуре государства стихийная сеть агентств по найму воспитателей по уходу за ребенком, не регулируется сегодня по-настоящему и родительским сообществом. По сути, родитель отдает ребенка в чужие и неподотчетные руки. Между тем у родителя должна быть альтернатива – отдать ребенка в частный детский сад, в руки няни или в государственное учреждение. И все эти услуги должны иметь государственный контроль. Опять же не в смысле деятельных карательных органов, а в смысле - регулирующих такого рода деятельность и помогающих.
Учеными из Гарварда уже доказано, что если не развить способности ребенка до трех лет, то потом это делать уже трудней. Условно говоря, примерно в три года закрывается у ребенка абсолютная и врожденная способность к языкам. Но у нас в стране, например, пока главенствуют прежние педагогические теории, что, не усвоил один язык, ребенку нельзя давать второй, иначе у него в голове начнется страшная путаница.
Понятно, что в ситуации дикого рынка дошкольных образовательных услуг, государство должно прийти на помощь тому родителю, который сам захочет заняться образованием и воспитанием своих детей. Хотя бы в организации сервисов для подготовки родителей. Вопрос в этом случае ставится так: если семья становится заботой государства, значит, соответствующие сервисы надо для этого подготовить. И кто желает сидеть с ребенком – тот становится, по сути, тем же наемным работником. Речь сегодня пока не идет о том, что он, как наемный работник, должен за это получать заработную плату (хотя в будущем, возможно, и это было бы не лишено смысла). На данном этапе даже достаточно того, чтобы родитель мог получать необходимый стаж работы, отчисления в пенсионный фонд, какие-то специальные сервисы в виде страхования, выделения квот и т.д.
Керби Элви – основатель ведущего в США центра компетентного родительства считает, что в интересах правительства, а также, каждого, кто желает мира на земле и добрых человеческих отношений между людьми, сделать родительство поощряемой профессией. «Финансовые стимулы, как налоговые льготы, которые помогут повысить родительское образование, были бы очень уместны», - писал он в письме к правительству США.
Роберт Сирс, известный в Америке педиатр, соавтор книг из серии: «Спирс. Библиотека родителей» тоже написал в своем труде, что было бы полезно, если бы государство поддерживало семью, позволив хотя бы одному родителю не работать».
Кроме того, государство должно еще озаботиться образованием родителей. На первый взгляд, это звучит пугающе.
В этом смысле интересны исследования психолога Ивана Забаева. Например, та мысль, что родители, может быть, и любят детей, но ведут себя так, что это можно легко поставить под вопрос, поскольку часто минимизируют время пребывания с ребёнком. Как показывает официальная статистика, родитель в среднем тратит на разговор со своим ребенком-подростком 15 минут в день. И что странно, значительной части родителей не о чем со своим ребенком поговорить, кроме того, сделал он уроки или нет.
Это еще идет с давних времен, когда люди совершенно не знали, что делать со своим ребенком. Историки Ф. Арьес или К. Клаверт рассказывают об этом времени так. Родители всячески старались как можно быстрее привести детей к состоянию «человек»: он рождается сморщенным, а человек гладкий – они его в горячую воду отпаривать, он ползает, а человек ходячий – они к нему костыли привязывать. «Нечеловечность» ребенка вызывала смятение у взрослых и они как-то пытались выработать отношение к этому существу и своему смятению – то считали его ангелом, посланцем с неба, то наоборот.
Вот и сегодня, родители в первую очередь пытаются категоризовать ребенка как человека – это ведет за собой ряд очень странных практик – например, обсуждается вопрос о том, чтобы разрешить детям голосовать на выборах в 14 лет, но кормить ребенка должны родители до 21 (и далее) года. Ребенок может подавать в суд на родителей – привлекая опекунов (подарок всем от ювенальной юстиции). Тренд все тот же – как относиться к ребенку непонятно, но важно быстрее изготовить из него человека.
Еще один распространенный стереотип: ребёнок всегда (в любом своем возрасте) есть нечто незавершенное. Нет отношения к ребенку – как равному себе.
Следующий момент: ребёнок не оценивается нейтрально - он оценивается или резко положительно, или резко отрицательно (например, в сообществах «childfree» и похожих).
Еще один стереотип: ребёнок есть что-то не повседневное. Повседневность с ребёнком очень быстро вызывает у сидящих с ними дома матерей либо желание «профессионализироваться» в выращивании и воспитании детей, либо желание поскорее убежать на работу. Второе, похоже, чаще.
Не будет большим преувеличением сказать, что в большой части случаев (и эта доля будет увеличиваться) детей воспитывают не родители, а няни. А еще воспитывают - мультфильмы, компьютерные игры, сообщество сверстников во дворе, детском саду, школе, институте, иногда учителя и воспитатели, педагоги.
Но при этой общей ситуации во многих странах мира, в том числе и в России, стихийно формируется новое поколение родителей, жизнь которых во многих аспектах подчинена именно важной с их точки зрения роли - роли родителей. Эти родители являются последователями разнообразных педагогических методик, предпочитая их государственной системе образования. Они организовывают частные детские сады и пропагандируют домашнее образование. Иногда отказываются от российской системы медицинского обеспечения и рожают дома или уезжают для этого за рубеж. Они объявляют не всегда оправданную войну прививкам и становятся самыми верными клиентами гомеопатических клиник. Они носят детей в слингах, наплевав на предупреждения ортопедов, летают на самолете на любом сроке беременности. Эти родители активно опровергают навязываемые им стереотипы прошлого о том, что воспитание ребенка требует больших жертв, мешает карьере, путешествиям, общению с друзьями, а усыновление приемного малыша - это уже просто героизм.
Хотим мы того или нет, но именно эти люди сейчас находятся в авангарде мировоззренческого слома в восприятии концепта “детства”. Всех таких родителей объединяет единый подход – все решения относительно здоровья и воспитания малыша, они принимают самостоятельно, не подчиняясь никаким стереотипам. Однако внутри этого общего тренда существует множество часто не вполне оформившихся и противоречащих друг другу течений, между которыми возникают конфликты. Все эти течения и направления перехлестываются и сталкиваются совершенно стихийно и бесконтрольно, ведь с точки зрения чиновников от медицины и образования все они одинаково маргинальны, поэтому никаких значительных исследований по этим методикам не проводится. В этих условиях любые теории очень быстро радикализируются, крайним проявлением чего становятся родительские организации типа тех, деятельность которых многие сравнивают с сектами. Именно поэтому так остро сегодня ощущается необходимость в открытом общегражданском обсуждении всех этих вопросов.
В этом плане мы едины с Европой и развитыми странами. Кризис образования и медицинского обслуживания, недостаточная материальная защищенность родителей и детей, множество социальных и демографических проблем ставят перед родителями-европейцами схожие с нашими задачи по пересмотру общего подхода к восприятию концепта «детства». Идеи компетентного подхода к родительству там еще более сильны, чем в России, откуда они, и пришли к нам. Но в то же время там они также не находят активной и целенаправленной поддержки со стороны государства, хотя и значительно активнее поддерживаются частными благотворителями.
Вообще, эта переориентация на вложение усилий в детей является мировым трендом. Так, например, одной из основных программ Барака Обамы является Программа «Раннего детского образования». Это связано с тем, что уже неоднократно показывалось, чем раньше и интенсивней мы вкладываем в развитие детей, тем больший эффект мы достигаем при достижении ими дееспособного возраста, в том числе и экономический.
Если семья становится в центре интересов государства, то, разумеется, важно, чтобы и бизнес прислушался к вышеозначенной линии. Наверное, это звучит непривычно для русского уха, но порталы взаимодействия детской и взрослой аудитории должны быть на каждом предприятии. Чтобы семья могла воссоединиться, когда родители заняты на работе. Тогда будет понятно, что семья – это главное. У родителя должна быть возможность быть рядом с ребенком все время, поэтому важно увеличить возможность участия родителей в делах школы, дошкольных учебных заведениях. Государство должно поощрять тот бизнес, который думает об этом.
Приведу совсем простой пример. В лифте Общественной палаты РФ висит инструкция правильного поведения в лифте, в частности, она описывает, как должна себя вести семья в лифте. Там объясняется, что сначала должна пройти коляска, при этом родители должны держать ребенка на руках и т.д. То есть, висит обычная инструкция для обычного лифта. Только сам лифт-то находится в общественном заведении. В принципе ничего особенного, наклеили инструкцию, скорее всего, по инерции. Но все дело в том, что именно так и должно быть всегда. Когда государство думает о детях, не должно быть отдельных зон для детей.
До настоящего времени в современном мире общепринята практика воспитания детей в отдельных учреждениях (школы, детские сады и проч.). Такая практика приводит к тому, что общество в значительной степени становится закрытым к правилам обращения с детьми. Между тем город должен иметь, с одной стороны, систему пространств и мест, в которых дети могли бы реализовать свои задачи, активно взаимодействовать с взрослыми, и с другой стороны – возможность для обучения всех категорий взрослых, сталкивающихся с детьми (от водителей автобусов, официантов и дворников, до чиновников). Во всех местах, где детское население может получать те или иные навыки, должны быть соответствующие «порталы» – места соединения взрослой и детской жизни (рестораны с детскими комнатами, где дети могли бы учиться готовить, парикмахерские, где дети могли бы стричься и учиться стричь с разработкой соответствующего адекватного им инструмента и т.д.). Плотность таких мест, в которых дети могли бы эффективно и разумно соприкасаться с миром взрослых должна быть достаточной – такие места должны быть рассеяны по территории города с достаточной частотой, чтобы не оставалось пустых «беспортальных» зон. В самом городе местные городские сообщества должны классифицироваться по отношению к детям, к участию и организации доброжелательной и развивающей среды для детей в городах. Это подразумевает также создание условий для постоянного обучения и повышения компетентности родителей в соответствии с возрастом их ребенка. Родители должны иметь возможность получать соответствующую квалификацию в различных сферах, чтобы не терять контакт с детьми, отслеживать и понимать их развитие. Деятельность сообществ должна быть направлена не только на чистоту, порядок и комфорт для взрослых, но и главным образом обеспечивать комфорт детской жизни с элементами детского развития.
Одним словом, детство должно проникать во все сферы нашей жизни. Неважно работают папа или мама в этом заведении или нет. Приведу пример кипрских детсадов, где ребенка уже с детского сада приучают к экскурсиям в общественных местах. Казалось бы, для нас это уже из области фантастики, когда детсадовские дети бывают на экскурсиях в аэропорту, на станциях по опреснению воды, в местном полицейском участке, на местной фабрике, где упаковывают продукцию. Зачем, спросите вы? На это вам скажут, что ребенок не может развиваться в вакууме искусственно созданной для него среды. Только «общаясь» с живой природой и городской средой они, действительно, вырастают свободными и творческими людьми.
В рамках созданного в 2011 году обучающего курса «Просвещенное родительство» фонд «Мое поколение» как раз и ищет такие подходы, некую типовую программу, которая могла бы заинтересовать родителей. Родителей, которых можно не учить, а образовывать. Положительным примером для молодого поколения может стать опыт акции «Время отдавать долги» того же фонда совместно с Общественной палатой РФ и партнерскими организациями, цель которой - собрать средства на проведение дорогостоящих операций на сердце для пожилых людей. Средства, собранные во время акции, идут на проведение операций с использованием гибридных технологий на сердце. Для большинства пожилых людей - это единственный шанс продлить жизнь. Этот пример закладывает в умы подростков и молодых людей ответственное и заботливое отношение к старшему поколению.
Параллельно с этим фонд «Мое поколение» поддерживает те передовые идеи, которые давно доказали свою жизнеспособность в других странах. Одна из таких идей - концепция «воспитательных сообществ». В чем ее суть? Для того, чтобы дети могли безопасно и полезно общаться, восполнять недостаток внимания к себе в семье и школе, необходимо создавать дружественную им воспитательную среду. Различного рода кружки, клубы, сообщества, группы по интересам, проектные группы с участием представителей компаний – все они могут стать местом, где ребенку будет создана комфортные условия для повседневной жизни, дополнительного образования, профориентации, социализации – роль таких центров притяжения ребенка сложно переоценить. Например, мальчики, воспитывающиеся в семьях с одной матерью, в таком общении смогут иметь еще и опыт мужского воспитания. Если такой опыт невозможно получить в семье, значит должна появиться возможность получить его в другой среде. Роль мужчины в ближнем кругу очень важна для маленького ребенка. Семья – это самый ближний круг. Если он разорван, вся судьба у человека разорвана, считают детские психологи. Вероятно, это должны быть какие-то особые центры, где дети вместе с родителями могли бы посещать занятия и кружки. Подразумеваются при этом, конечно, такие центры, где не педагоги учат детей, а специалисты. Контроль государства при этом, конечно, никуда не исчезает. Но что это может быть? Если человек заявляет о себе, как организаторе какой-то секции, кружка, то его, разумеется, при соответствующей аттестации, можно поощрить. Например, такая позиция должна поощряться. Вопрос зарплаты может решаться по линии грантов и стипендий. Кстати, это еще и пример для стимулирования самозанятости населения.
И таких примеров можно приводить множество. Смысл в том, что все эти малые и большие вложения в детей – сверхоправданы. Проследите за событиями, которые последовали за мировым финансовым кризисом 2008 года. Они отчетливо показали: мир изменяется, развитый мир стремится перейти в новый цикл экономического развития – развитие инновационной, «зеленой» экономики. Подобная трансформация неизбежно затронет разные аспекты человеческой жизни, породит новые явления и сферы деятельности. Для России в этой ситуации крайне важной является задача успеть «зацепиться» за новый формирующийся уклад жизни. Но в силу большой инерции, связанной с унитарностью государства, одними силами нынешних поколений, остающихся в дееспособном возрасте, вряд ли ей удастся выйти в число лидеров нового уклада. А значит, одним из основных ресурсов для выхода России в значимое для мира состояние становится молодое поколение родителей и их дети. Работая сегодня с молодыми семьями, мы закладываем фундамент под жизнеспособность государства в будущем, под его политическую стабильность.
Если отношение к детям и детству останется в том состоянии, в котором оно пребывает сегодня, то следующее поколение российских людей ждет очень сильное расслоение по уровню образования, материальному достатку, уровню возможностей и перспектив. Значительная часть населения может оказаться в маргинальном состоянии по отношению к мировым процессам и тенденциям.

Литература:

1. Энтони Гидденс «Последствия современности» пер. с английского, ВЦИОМ, 2011 год
2. Калверт К. Дети в доме: материальная культура раннего детства, 1600–
1900. М.: Новое литературное обозрение, 2009.Демоскоп Weekly.

3. Черкасова А. «Дифференциация факторов рождаемости для различных социально-экономических категорий российских женщин»// SPERO (Социальная политика: экспертиза, рекомендации, обзоры), 2009.

4. Захаров С. Новейшие тенденции формирования семьи в России. // Демоскоп Weekly. 2006. Daily (www.demoscope.ru)

5. Иван ЗАБАЕВ, «Своя жизнь», образование, деторождение: мотивация репродуктивного поведения в современной России. Постановка проблемы. Вопрос о низкой рождаемости». 2010г. (www.demoscope.ru)

6. Жорж Фридман «Последующие 100 лет», пер. с англ., изд. Коммерсант

7.Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. (http://demoscope.ru/weekly/knigi/koncepciya/koncepciya25.html). Коммерсант, 2010г.

8. Росстат

9. АМИ-ТАСС

Комментарии (0)