Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


ПРОБЛЕМЫ СИРОТСТВА И УСЫНОВЛЕНИЯ В РОССИИ

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 9 апреля 2013 г., 10:28

Л.ГУЛЬКО –11 часов, 14 минут в Москве. Лев Гулько у микрофона. Добрый день! Мы сегодня поговорим с главой аппарата Общественной палаты, руководителем общественной программы «Детство» Алиной Радченко о довольно, я бы сказал, суперактуальной теме «О проблемах сиротства и усыновления в России», поскольку у Алины Радченко и ее команды есть свой взгляд на эту программу. Мне показалось, что – вот, мы поговорили немножко до эфира…. Здравствуйте!

А.РАДЧЕНКО – Здравствуйте!

Л.ГУЛЬКО– Довольно любопытные вещи, с которыми я, скажу честно, практически, согласен. Давайте как-то так спокойно это дело обсудим и поговорим. Во-первых, если можно – суть ваших предложений, суть реформы, которую вы предлагаете. Можно назвать – реформа?

А.РАДЧЕНКО– Да, это глубокое реформирование системы работы с детьми-сиротами в России.

Л.ГУЛЬКО– Вот, основная суть, какая?

А.РАДЧЕНКО– Прежде всего, мы говорим о том, что надо работать сегодня с семьей в целом в России, и прежде всего с семьей, которая принимает ребенка к себе. Необходимо оказывать помощь со стороны государства не только материальную, о которой сегодня широко говориться, но и разного рода сервисы, разного рода поддержку, возможность досуговой работы с детьми. То есть, места, где они бы могли общаться, получать помощь, как медицинскую, психологическую, так и услуги нянь. Потому что это особые дети, и, когда семья принимает этого ребенка к себе, она остается один на один с этими проблемами; и зачастую единственным выходом является – вернуть ребенка, закрыться, захлопнуться и, практически, быть самим и ребенку в беде.

Л.ГУЛЬКО– Это приемная семья?

А.РАДЧЕНКО– Это приемная семья.

Л.ГУЛЬКО– Существуют еще детские дома.

А.РАДЧЕНКО– Детские дома – это уже сегодня можно заявлять о том, что детские дома могут стать территориями развития. То есть, там, где росли бы дети, за которыми выстраивались очереди работодателей к их выпуску.

Л.ГУЛЬКО– Вы сейчас говорите такие, знаете, сенсационные вещи, на самом деле. Я серьезно, я не шучу.

А.РАДЧЕНКО– Дело в том, что сегодня вся система детских домов построена по системе закрытых учреждений дисциплинарных. Еще колючую проволоку по периметру, и на что это будет похоже? То есть, дети, по сути удерживаются до периода взросления, пока их выпустят – главное, чтобы они остались живы, а об остальном они должны заботиться потом самостоятельно. А, тот периода, когда они по сути проходят профориентацию, когда формируется их мировоззрение, навыки, в том числе и профессиональные и общечеловеческие, навыки общения – это упускается. Ребенок по сути, удерживается. Когда подавляется его воля, когда нет личной собственности; и вдруг они выходят на улицу, и мы видим сегодня печальную статистику: до 10% выпускников детских домов кончают жизнь самоубийством. Они практически не адаптированы социально; и поэтому, если говорить о том, чтобы создавать среду воспитательную в детских домах, то есть, поменять всю парадигму удержания этих детей на подготовку к взрослой жизни, на становление личности – то это все по силам. Причем, за счет тех средств, которые сейчас уже выделяются.

Л.ГУЛЬКО– Это один из вопросов… то есть, те средства, которые сейчас выделяются – их вполне хватает для того, чтобы изменить систему детских домов, и еще частью этих средств помочь…

А.РАДЧЕНКО– Помочь семьям.

Л.ГУЛЬКО– Приемным семьям?

А.РАДЧЕНКО– Да. Ну, сами цифры: по Москве содержание одного ребенка-сироты обходится государству 100 000 рублей в месяц. В среднем по России, это 50-60 тысяч – это приличные деньги, согласитесь. Это только прямые расходы. Кроме того, по России – это по предварительным оценкам, статистику никто не подсчитывал – порядка 50 тысяч органов различного уровня, структур государственных, муниципальных, которые занимаются вопросами детства. Это огромная армия работников, чиновников, которые призваны помогать нашим детям и семьям быть обеспеченными, благополучными.

Л.ГУЛЬКО– Алина Федоровна, эти деньги сейчас, практически, распыляются, да? Сейчас, что происходит?

А.РАДЧЕНКО– Эти структуры – они реализуют свою деятельность и политику в соответствии с тем законодательством, которое есть, но никто это законодательство никогда не сверял. Никакой координации между этим органами нет. То есть, практически, эти деньги осваиваются, но цели и задачи общей этой системы, потому что они не выверены – они не исполняются.

Л.ГУЛЬКО– Где то звено, которое надо поменять в этой цепочке? Где? Вот, скажем в этих самых новых детских домах в вашем ведении. Основное звено?

А.РАДЧЕНКО– Во-первых, провести необходимо оценку эффективности этих социальных служб. Необходимо провести ревизию по большому счету: что за органы, на каком финансировании, какие цели и задачи решают – необходимо провести ревизию. Убрать то, что устарело, то, что не нужно; и обеспечить уже структурированную, скоординированную систему, озадачить их теми целями, которые сегодня актуальны – это в первую очередь, это источник средств, которые можно направить сегодня уже непосредственно на поддержку этих детских домов.

Л.ГУЛЬКО– Я, знаете, о чем хотел в этой связи спросить? О новом человек, которые будет работать в этом самом детском доме. Все-таки, надо подготовить этих новых людей.

А.РАДЧЕНКО– Да, конечно.

Л.ГУЛЬКО– Нужна какая-то идеология.

А.РАДЧЕНКО– Конечно, в первую очередь мы меняем всю систему с дисциплинарной на формирование этой среды становления личности. В центре появляется ребенок, и все его чаяния. В нашей программе основной девиз, это: Следуй за ребенком! Следуй за ребенком – это значит, мы признаем уникальность ребенка и то, что вся система поддержки должна быть не устанавливающая, а координирующая. То есть, мы помогаем ребенку быть полноценным, раскрываться и получать тот инструментарий для жизни, который ему понадобиться. Если мы поставим все эти службы на службу ребенку, то, поверьте, это начнет меняться очень быстро. Дети очень благодарны, и у них настолько высокий интерес к жизни – если мы его поддержим, результаты не заставят себя долго ждать. Понимая ребенка, давать именно то, что требуется ему на том или ином отрезке жизни, причем, это очень индивидуально. В Европе, да и не только, много есть практик, которые можно сегодня брать и использовать и адаптировать на нашей российской действительности – была бы только воля.

Л.ГУЛЬКО– У вас эти практики, как я понимаю, находятся в разработке, да?

А.РАДЧЕНКО– Мы собираем со всего мира то, что нам удается находить по крупицам, то, что сегодня уже реализуется и оправдало себя. И, поверьте, таких наработок очень много. И, даже в России они есть. Другое дело – они должны стать на вооружение всей системы поддержки детей-сирот. Была бы только политическая воля, я повторяю.

Л.ГУЛЬКО– То есть, изначально нужна только политическая воля?

А.РАДЧЕНКО– Да.

Л.ГУЛЬКО- А, кто может эту волю проявить?

А.РАДЧЕНКО– Я думаю, что в первую очередь общество. Общество, которое, разделяя эти идеи и ценности, должно оказывать давление на власть, под которым она не устоит. И, если в нашем общественном движении и общественная программа «Детство» - это общественное движение, к которому сегодня присоединяются все больше и больше людей – станет заметным и влиятельным – это станет реальностью. Но, в нашей стране, безусловно, мы бы хотели видеть среди людей, поддерживающих наши идеи, и главу государства, и премьер-министра, и профильных министров, потому что задача на самом деле требует очень серьезной межведомственной, междисциплинарной координации. И общество, и педагоги, и эксперты, и чиновники, и парламентарии – те, которые, разделяя общие идеи, могли бы навалиться каждый на своем участке, реализовать эту задачу.

Л.ГУЛЬКО– Вот, то самое общество, про которое вы говорите, оно, в принципе, недоверчиво. Обществу нужно понять, что да – эта система действует. Вот, тогда мы за вами пойдем. То есть, некие оценки эффективности для определения должны быть, общество должно увидеть, что это действует.

А.РАДЧЕНКО– Я думаю, самый лучший вариант, это когда мы – общество – увидит на практике, а лучше всего на себе. Я, например, начала работать с программой «Детство», и одновременно это была моя научная деятельность и моя материнская ипостась. И, знаете, с чем мне удалось столкнуться, мне бы хотелось поделиться со всеми матерями всей земли? Это взгляд новорожденного ребенка. Поверьте, как многого мы себя лишаем, когда доверяем судьбу своего ребенка с первых секунд его рождения профессиональным акушерам. В смысле, профессиональные – это, когда ставят нас на конвейер. Это настолько потрясающее состояние, когда говорят: «увидеть себя в глазах другого», познать себя через глаза другого. А вот, познать себя через глаза своего новорожденного ребенка – это ощутить, по сути, свою божественность. Это потрясающее состояние. Эта встреча, которая происходит: матери с ребенком – уже описана, защищена диссертационно, научно – она, совершенно, не берется во внимание сегодня нашими и родителями и профессиональными медиками. А, мне бы хотелось, чтобы такие открытые и доступные всем вещи, стали практикой нашей жизни. Тем матери, которые прислушались ко мне и пошли по этому пути, поверьте, они стали нашими верными сторонниками; и идут дальше: реализуют другие программы. И мы пробуем разные программы. Они являются подтверждением и защитой тех тезисов, которые мы сегодня продвигаем.

Л.ГУЛЬКО– Ну, это родители, которым ребенок нужен, которые думают о своих детях. Есть же, как мне кажется – наверное, их не очень много – масса людей, которые ребенка рожают, а дальше, совершенно, не понимают, что происходит, зачем и как.это все… Непонятно, как заканчивается.

А.РАДЧЕНКО– Согласна. Мы говорим о том, что опыт детодержания – он утерян. Что такое детодержание? Когда такие многопоколенческие семьи ушли в небытие. В основном, это простая семья, так называемая нуклеарная; и родители, которые встают перед фактом появления ребенка, они, абсолютно, не понимают, что с ним делать. Для них это, действительно, стресс; и они просто предпочитают уходить, объясняя себе, что они заняты на работе…

Л.ГУЛЬКО– Ну, защищаясь, таким образом, оправдывая…

А.РАДЧЕНКО– И, мы предлагаем в нашей программе такой цикл:«Просвещенное родительство», где каждый родитель, которые все-таки понимает, что прелесть от общения с ребенком – это высочайшее достояние. Это не только обязанность и возможность апгрейда собственного и личностного роста, и смены состояния от насилия к общению взаимному. Это очень большое дело – общение с ребенком. Те, которые начинают это осознавать и искать прелести в этом, могут прикоснуться к нашей программе. То есть, «Просвещенное родительство» - это образование родителя, условно говоря, от безопасности ребенка – заканчивая, именно, взаимным, личным обогащением, профориентацией и какими-то мировоззренческими вещами. То есть, просвещение родителя – это я к чему – мы начали пробовать программы, уже второй год ведем такие курсы для желающих родителей. Это могло бы стать работой большой системы образовательной в стране и помогать молодым людям: выпускникам школ, выпускникам профтехучилищ, тем же выпускникам детских домов понимать, что такое семья, что такое ребенок, взаимное общение в семье. Понимать, что такое род, потому что мы себя зачастую ограничиваем этими узкими рамками нуклеарной семьи, не ощущаем широкие границы большой семьи. От чего мы и получаем, что в России широко распространены детские дома, без того, чтобы мы могли рассчитывать на поддержку дальних родственников.

А.РАДЧЕНКО– Конечно.

А.РАДЧЕНКО– Эти связи разрушены. Их надо по цепочку, потихонечку, по крупице склеивать. А ведь, если посмотреть на наше недавнее советское прошлое – мы нашли такие труды медицинских ученых, где доказывается, что для того, чтобы разорвать эти родовые связи патриархальных семей и построить подлинного строителя коммунизма, его нужно приносить матери на третий день, потому что все механизмы импрентации разрушаться – вот, эти связи. Женщина будет снова готова к воспроизводству, а ребенок будет готов брать от жизни все, потому что он осознает, что он сирота, он брошен.

Л.ГУЛЬКО– Такой конвейер некий.

А.РАДЧЕНКО– Да. А мы сейчас по-прежнему воспроизводим этот конвейер, даже не задумываясь, какую разруху именно в нашу семью, в наши многопоколенческие связи мы вносим. А, потом мы пытаемся как-то это все восстановить.

Л.ГУЛЬКО– Ваши просветительские программы – они же не зависят от статуса человека в этом обществе, от его богатства?

А.РАДЧЕНКО– Конечно.

Л.ГУЛЬКО– Этим может заниматься любой родитель, я так понимаю.

А.РАДЧЕНКО– Конечно. Наши программы – они все исключительно волонтерские. Участие в них стоит 1000 рублей за год. То есть, это доступная программа, было бы только желание. И, наш опыт показал, что ученики этой программы в свою очередь тоже становятся волонтерами; и проводят - каждый в своей сфере – проекты. Кто-то работает с гувернантками и нянями, потому что, если вы посмотрите – совершенно дикий рынок сегодня. Им надо помогать, потому что на помощь они приходят семье. Кто-то работает и создает свои семейные, детские сады, принимает детей своих соседей и друзей; и они вместе на принципах взаимозаменяемости друг дружку подменяют, не нанимают никаких профессиональных педагогов. Получают дистанционную поддержку – а у нас есть такой проект, как «Виртуальный детский сад», где, пожалуйста, вы можете подписаться и получать рекомендации по возрастным…, по специфике нерядовых случаев. Выйти на какую-то прямую связь с нашими экспертами. То есть, было бы только желание. Хотя, конечно, море информации, зачастую противоречивой, которая сегодня появилась в интернете, ставит родителя в тупик. И, здесь вопрос, кому верить.

Л.ГУЛЬКО– И, как сделать так, чтобы поверили вам?

А.РАДЧЕНКО– Я думаю, пробовать на себе. С себя начинайте, и, когда вы видите, что у вас появился совершенно иной качественный контакт с ребенком, когда вы начинаете обогащать свою личную жизнь и бежите с работы не на какие-нибудь дополнительные развлечения или новое занятие, а стремитесь к своему ребенку – значит, все-таки, в этом что-то есть.

Л.ГУЛЬКО– Давайте мы прервемся на краткие новости для взрослых, а потом вернемся в студию и продолжим разговор.

НОВОСТИ.

Л.ГУЛЬКО– Еще раз напомню: у нас в гостях Алина Радченко – глава аппарата Общественной палаты, руководитель общественной программы «Детство». И, она со своей командой подготовила – Алина Федоровна – такую замечательную реформу. Я так понимаю, что общественная программа «Детство» плавно перенеслась в эту реформу? Все постулаты, которые вы используете в работе своей…

А.РАДЧЕНКО– Реформа всей работы государства с детьми и сиротами. Это и работа с семьей и работа с детскими домами, с персоналом в целом.

Л.ГУЛЬКО– Это такая, довольно революционная вещь, во всяком случае, для нашей страны.

А.РАДЧЕНКО– Она актуальна сегодня.

Л.ГУЛЬКО– Еще как! Есть вопрос от Михаила, который спрашивает: «Вы отправили на имя Дмитрия Анатольевича… Что дальше, что происходит с этим документом?»

А.РАДЧЕНКО– Мы направили, мы ждали, конечно, что будет отклик именно политического плана, готовность работать системно, потому что без этого программа не реализуется. Здесь должны быть задействованы практически все министерства и ведомства, здесь должно быть задействовано экспертное сообщество; и бизнес, который очень активную роль играет сегодня, очень много помогает детским домам.То есть, здесь такая должна быть создана, на наш взгляд, рабочая группа под непосредственным руководством профильного вице-премьера, лучше, конечно, премьера, потому что это проблема актуальная сегодня – самая, пожалуй, актуальная за последнее время. К сожалению, мы получили ответ о готовности работать одного из профильных департаментов Минобрнауки. Безусловно, мы будем с ними работать. К сожалению, похоже, сработала это высокопрофессиональная машина правительства, которая обнаружила в нашем письме именно инновационные модели, социальные практики, которые были предложены для реализации, и мы пошли в департамент по инновациям. Я думаю, что мы на этом не будем останавливаться; и, практически, наша встреча сегодня – один из шагов к тому, чтобы эта программа была услышана. И мы, и наши эксперты, которых мы привлечем, готовы поработать на благо отечества и наших детей, и семьи, России.

Л.ГУЛЬКО– Смотрите. Значит, я надеюсь, что все будет нормально, и ваша программа внедриться в жизнь.

А.РАДЧЕНКО– Хотя бы отчасти. Даже если какие-то элементы будут реализованы…

Л.ГУЛЬКО– И, самое главное, что измениться ситуация с детскими домами, и отношение к приемным семьям; что эти страсти вокруг американских усыновлений – они немного притихнут, потому что надо заниматься собственными детьми, на самом деле у себя внутри – это будет лучше всего. Потому, что политизированная критика, как с одной, так и с другой стороны – ни к чему хорошему не приводит.

А.РАДЧЕНКО– По сути, эту ситуацию мы должны повернуть в нашу пользу, и, наконец, сделать что-то настоящее для наших детей-сирот.

Л.ГУЛЬКО– Теперь, вот.еще, в чем вопрос – вопрос в оценке эффективности работы той самой власти, куда вы отдали вашу реформу по отношению к детям, по ее работе с детьми. Какие это могут быть оценки эффективности? Не оценки эффективности там, Минобрнауки отчитывается, что-нибудь еще: Минздравсоцразвития со своей стороны – вот, это все не надо.

А.РАДЧЕНКО– Вы знаете, пробу пера сделала Общественная палата со своим мониторингом исполнения указов президента социально значимых. И, мы увидели, насколько разнятся результаты работы Общественной палаты и региональных Общественных палат по вопросу того, что сделано – и тех официальных отчетов, которые предоставляются профильными министерствами и ведомствами. Поэтому, мы и в этой сфере предлагаем ввести показатели эффективности работы власти по оценке благополучия детей. Причем, эти показатели не могут быть очень простыми, линейными. Как можно оценить благополучие ребенка? Это достаточно сложные интегральные показатели: и материальное благополучие, и среда обитания, и обстановка в семье. Причем, они должны быть в большей степени субъективными – эти показатели. Хочу сказать, что в Европе уже с 2008 года фондом Eurochild и при поддержке Совета Европы такие показатели разрабатываются, они прошли апробацию, так что небольшая адаптация а нашей российской действительности – показатели могут быть внедрены.

Л.ГУЛЬКО– А, кто оценивает?

А.РАДЧЕНКО– Оценивает, во-первых, показатель, а во-вторых, оценивает общество. И, в-третьих, они являются ключевыми показателями по оценке эффективности работы властей. То есть, мы сейчас все говорим о том, что надо заниматься; и ставится задача, президент поручает правительству исполнять те или иные направления работы – а, как оценить? Очень сложно. Если есть оценка – значит, будут в этом направлении работать.

Л.ГУЛЬКО– Могу ли я сказать, что это тот самый общественный контроль, о котором все говорят?

А.РАДЧЕНКО– Да, конечно, но при этом здесь уже включаются сами дети. И, необходимо научиться их слышать. Эта практика тоже существует, не надо утверждать, что эти дети не способны выразить свои мысли. Есть социальные педагоги и детская статистика. Разработана не только в Европе, это можно использовать; и я думаю «услышать ребенка» - это тоже будет один из важнейших шагов по включению детей в нашу быстроменяющуюся жизнь, подготовке к будущему.

Л.ГУЛЬКО– То есть, дети сами, по сути, будут оценивать эффективность.

А.РАДЧЕНКО– Да, насколько эффективна сегодня государство, власть, общество по отношению к ним, как они это ощущают. Поверьте, они будут предельно искренни.

Л.ГУЛЬКО– Ну, я думаю.

А.РАДЧЕНКО– В Финляндии есть такая клиника, которая согласовывает с ребенком его лечение, весь курс лечения, начиная от питания, гимнастики, заканчивая медицинскими процедурами. Поверьте, такое лечение стало очень эффективным.

Л.ГУЛЬКО– Хорошо, оценка будет дана: хорошая, - плохая. Дальше, что произойдет? По результатам, так сказать, этой деятельности?

А.РАДЧЕНКО– Ну, это, безусловно, не линейная такая, штука: оценили и закончили. Это комплекс реформируемых больших направлений, которые должны быть в таком интерактивном режиме, когда мы будем внедрять все наши преобразования, оценивать, насколько они эффективны, именно, по отношению к детству, семье. И, через эту оценку мы можем получать отклик и не ошибаться, потому что это очень чувствительная среда. Лишнее вмешательство в семью – очень опасно. В то же время поддержка семьи сегодня очень важна. Вот, где эта грань? Как оценить, какие меры сегодня актуальны, что сегодня востребовано? Нужна оценка, нужен отклик, и прежде всего, со стороны ребенка. Мы не должны мерить статистическими штампами материальное благополучие семьи. За этими показателями ребенка не видно. А, мы теряем самую важную составляющую, по сути, будущего страны, нашего с вами будущего; вообще, благополучия ребенка мы не видим.

Л.ГУЛЬКО– А, скажите, Алина Федоровна – это личный к вам вопрос – многие сетуют, что мало материнского капитала, вообще, мало денег. Всегда звучит мало денег. Будет ли это дополнительной мотивацией, если, скажем, власти возьмут и еще раз профинансируют тот же самый материнский капитал? Я о том, как человек заставить – в хорошем смысле слова – обратить свое внимание на своих детей. Вообще, на детей и на своих – в частности?

А.РАДЧЕНКО– Это, действительно, очень сложно. Если в средние века детей рожать было выгодно. Их рожали десятками, потому что они помогали семье. Это было экономически выгодно. Ребенок сейчас – это сложнейший проект, потому что мы говорим о том, что опыта нет, нужно все время быть в напряжении, потому что нужно развиваться, нужно быть к этому готовым. Но, в то же время, я думаю, что скоро мы поймем, что, если ты не способен слышать своего ребенка, ты не сможешь быть готовым к быстро меняющемуся миру. Только благодаря опыту общения с ребенком, ты сможешь услышать эти тонкие настройки и сам подготовиться к вызовам будущего. Потому что мы сейчас – взрослые… Что такое взрослые? Это сформировавшиеся и знающие обо всем – все,авторитетные, готовые к вызовам. Нам приходится менять несколько социальных жизней за всю нашу жизнь, поэтому через понимание важности ребенка, осознания выгоды -в хорошем смысле – в нашей жизни, появится мотивация к появлению детей и полноценному общению с ними.

Л.ГУЛЬКО– Спасибо вам большое! Наша встреча, к сожалению, подходит к концу. Мы бы еще с вами о многом поговорили. Но, я думаю, она не последняя.

А.РАДЧЕНКО– Ничего, практически, того, что хотелось, не раскрыли. Я очень рассчитываю, что у нас будет такая возможность.

Л.ГУЛЬКО– Алина Радченко – глава аппарата Общественной палаты, руководитель общественной программы «Детство» была у нас сегодня в гостях. Говорили мы о проблемах сиротства и усыновления в России, о том, как нам это дело изменить. Ждем продолжения. Спасибо вам огромное! Удачи!

А.РАДЧЕНКО– Удачи вам, вашим детям!

Л.ГУЛЬКО– Спасибо!

Источник http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1048014-echo/

Комментарии (0)