Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Гости на собственном рынке

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 14 июня 2009 г., 12:22

 


Станислав Наумов

14 июня прошел очередной совместный семинар Института развития образования ВШЭ и Экспертной группы № 8 по доработке Стратегии-2020 «Новая школа». С докладом «История детских товаров в России и новые образовательные социальные проекты» выступил председатель правления Ассоциации индустрии детских товаров Станислав Наумов.

На семинарах Института развития образования (ИРО) неоднократно говорилось о том, что общеобразовательная школа перестает быть ключевым институтом социализации — возникают новые, масштабные институты, роль которых достаточно заметна. Один из них — детские индустрии. Как заметил научный руководитель ИРО Исак Фрумин, «кукла Барби в формировании женского образа имела большее значение, чем проповеди мам, бабушек и учителей».

Рынок детских индустрий — это не только игрушки, но и любые товары, услуги для детей, в том числе одежда, обувь, питание, развлечения. У этого рынка есть свои особенности. Во-первых, на нем два потребителя, которые одновременно принимают решение о покупке, — взрослый и ребенок. Во-вторых, ограниченный срок пользования товаром: например, из одежды ребенок быстро вырастает.

По данным Ассоциации индустрии детских товаров, сообщил С.Наумов, российская семья в среднем тратит на ребенка около 3800 рублей в месяц, средний годовой чек на игрушку — 110 долларов. И это не предел, если сравнивать Россию со странами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где траты на детей гораздо больше. Товары и услуги для детей — это последнее, на чем решаются экономить взрослые. Показателен в этом отношении был недавний кризис: единственный сегмент рынка, который не «упал» за время кризиса, — это детские товары. «Китайские коллеги даже нарастили объем присутствия на нашем рынке на 4 процента, — рассказал Станислав Наумов. — Российские производители снизили объем выпуска производимой продукции. В целом же рынок не среагировал — не сжался».

 

Виктор Болотов и Исак Фрумин
Виктор Болотов и Исак Фрумин
Вообще же, положение российских производителей на рынке детских индустрий остается незавидным. Образно говоря, мы до сих пор являемся гостями на собственном рынке. Хотя у российских производителей есть свои конкурентные преимущества, на долю отечественных производителей приходится 30 процентов рынка.

 

По мнению президента Ассоциации индустрии детских товаров Антонины Цицулиной, мы конкурентоспособны «в блоке креатива», умеем создавать образовательные среды: «Все программы для семейных детских садов в Израиле сделаны игротехниками, которые уехали из нашей страны. Настольные игры в Германии имеют русские корни. То же самое в Америке. Русская школа головоломок известна в мире, наш изобретатель головоломок недавно заключил контракт с Китаем, и там начинают производить русские головоломки».

В ходе обсуждения доклада член Общественной палаты РФ, директор частной школы «Наследник» Любовь Духанина вспомнила, как сама пробовала заниматься производством игрушек. Она выкупила у семьи Образцовых права на игрушку «Театр», запатентовала ее, выпустила промышленный образец и первую партию. Распродав за месяц половину этой партии, вторую половину она решила раздарить друзьям, поскольку поняла, что «никогда в жизни» больше не будет этим заниматься: объем инвестиционных средств предпринимателю оказался не под силу.

Любовь Духанина считает, что необходимо создавать механизмы поддержки отечественного производителя: государство должно быть в этом заинтересовано еще и потому что игрушка — это первичный способ национальной идентификации ребенка. Не стоит недооценивать роль первых игрушек в жизни ребенка. Что это будет — японский электронный «Тамагочи», виртуальная смерть которого, как говорят психологи, может нанести ребенку психологическую травму, или пресловутая кукла Барби? Также нельзя упускать из виду и вопрос безопасности. Причем необходимы не только технические регламенты на производство, но и общественно-профессиональная экспертиза, результаты которой должны быть известны при покупке, например, компьютерной игры. Впрочем, Исак Фрумин усомнился в эффективности государства в вопросе поддержки отечественных производителей. «Как только у государства появились деньги, оно сразу стало вкладывать их в продвижение «правильных» образов. Я видел диски, фильмы патриотического содержания. Но они не «берутся», сколько бы в их производство ни вложили. С трудом могу представить, как решать эти задачи».

Производители испытывают трудности и в тех случаях, когда выходят напрямую на образовательные учреждения. По словам Антонины Цицулиной, система образования «не умеет закупать» интересные продукты — педагогов этому никто не учит. Даже в ситуации, когда в системе образования появляются деньги, а значит, и возможности для создания современной образовательной среды, например, воспитатели детских садов не готовы работать с инновационными продуктами — «боятся их на уровне бессознательного». Как заметил директор Центра социально-экономического развития школы ИРО Сергей Косарецкий, система образования не в состоянии сформулировать какой-либо заказ «детским индустриям» и не может выступать субъектом экспертизы. Реальных исследований и знаний в этой области нет, приходится опираться на представления прошлого века.

 

Комментарии (0)