Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Как мы ищем национальную идею

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 22 августа 2010 г., 22:30

О гуляющих гормонах и коммерциализации детского населения страны.

В будущем учебном году Минфин рассчитывает начать программу повышения финансовой грамотности населения. Идут разговоры о том, что основы ее надо бы закладывать еще со школьной скамьи. 

Конечно, Министерство финансов – не первое, которое ратует за приобщение к финансам младого поколения. Нет-нет, то один, то другой политдеятель провозглашает идею коммерческо-финансового воспитания подрастающего поколения. Примерно полгода назад такое же предположение высказывал мэр Москвы Юрий Лужков.

Поощрять коммерческую жилку школьного народа можно через создание школьных предприятий, рассуждал вслух столичный мэр. А еще раньше эту идею культивирования у молодежи коммерческих талантов успешно проводил в жизнь опальный ныне Михаил Ходорковский. Автор этих строк была несколько лет назад в одном из лагерей летнего отдыха, который курировался олигархом. Жил лагерь республикой, имел свой парламент, президента, детскую денежную единицу – рудол. За активную работу каждый юный житель детской республики получал зарплату. И, само собой, поощрялись коммерческие проекты. Одним словом, жизнь интересная, дети увлечены. Но… как рассказали мне воспитатели, примерно за месяц до моего приезда в лагере случился конфликт на коммерческой почве.

Среди будущих предпринимателей очень быстро нашелся юноша тринадцати лет, который сумел уговорить парламент провести закон, разрешающий скупку земли. Затем этот умный мальчик стал владельцем маленького кусочка общего пляжа. Далее скупил у своих друзей смежные участки земли. И наконец, отгородив зону пляжа веревкой, стал брать у населения детской республики плату за проход к реке. Разумеется, очень скоро нашлись недовольные таким незаурядным коммерческим талантом. Дети двинулись с петицией к начальнику лагеря. Дескать, все, господин начальник, детские игры закончились, второй день без пляжа, рудол на вес золота, и вообще, что за произвол. – Ребята, у нас все по-настоящему. У вас самоуправление, – миролюбиво напомнил начальник, – у вас свой президент, парламент. Решайте все с ними. Пошли дети тогда к своему начальству. Увы, оказалось, что президент республики ничего предпринять не может. Закон детской страны не нарушен. И сделать вообще ничего нельзя. Потерпев еще пару дней, народ республики устроил революцию. Разогнал парламент и сверг правительство. Скупкой пляжной земли новое детское правительство заниматься, естественно, уже запретило. Кстати, любопытно, какую в итоге профессию выбрал этот юный предприниматель. Уверена, пошел в экономисты…

К чему я это все рассказываю? Во имя национальной идеи – коммерциализации всей страны – взрастить больше юных коммерсантов, чем есть сегодня, все равно не получится. Хотя бы потому, что для коммерции нужен как минимум талант. Ну, как у того юного пляжного коммерсанта, например. Зато внести в детские головы полную неразбериху и украсть время у базовых дисциплин инициаторам идеи коммерческого и экономического воспитания, может быть, и удастся. Вот убей меня, я до сих пор не пойму, как можно проводить уроки духовно-нравственного воспитания. По идее, им нужно заниматься все время, на всех уроках и после уроков. Все время давать детям образцы духовно-нравственного воспитания на собственном примере. Ага, понимаете, что ничего не получится! То-то и оно… Так и с экономическим образованием. Экономика домохозяйств закладывается в семье. Семья учит ребенка, как правильно распоряжаться финансами. Или инициаторы надеются, что дети понесут новые знания домой?

Несколько лет назад, когда только вводили в школы основы правового воспитания, моя девятилетняя дочь пришла с урока граждановедения и прочла мне вслух с какой-то выданной ей красочной памятки: – Ты занимаешься эксплуатацией детского труда. Мусор должен выносить взрослый. И уборкой квартиры должен заниматься тоже он. Найми работника по дому. Ты должна на него зарабатывать. И обеспечивать меня всем необходимым. А я не обязана ничего делать по дому. Нам в школе объяснили наши права. Кстати, если бы наша школа пошла дальше по пути привития ребенку западных демократических ценностей, у нас сегодня было бы так, как в Америке. Слава богу, не хватило ума, денежных средств и воли для абсолютного перенесения их на отечественную почву.

Попробую для яркости картинки набросать здесь несколько наблюдений, рассказанных мне моим хорошим приятелем, инженером по профессии, эмигрировавшим после событий 90-х годов в Калифорнию. Сегодня он работает водителем маршрутного автобуса, и в его копилке немало таких историй. Вот одна из них. Водитель автобуса всегда должен помнить о правах других граждан. Помнить постоянно, что он находится в демократической стране. Выполнить требуемое иногда довольно трудно. Например, водитель-эмигрант видит, что в салоне стоит старушка-инвалид и все места вокруг заняты. У него пробуждается естественный инстинкт человека советской системы воспитания: – Девушка, уступите, пожалуйста, место пожилому человеку! – И не подумаю! – Девушка, вы не правы. Женщине тяжело стоять. В итоге место старой даме уступает эмигрантка из Болгарии. На следующий день водителя маршрутки просят в управление на воспитательную беседу. – С вас штраф и вам предупреждение. – За что? – Девочка пожаловалась родителям, взрослые потребовали от компании призвать вас к ответу за нарушение прав ребенка. Шофер – жертва варварского воспитания – в большом недоумении покидает генеральный офис компании. Днем с занятий возвращается уставшая школьница. Учеба дается девице с трудом и забирает последние силы. В грязных ботинках она забирается на сиденье. Шофер, заметив непорядок, делает ей замечание. Нарушительница, уловив его акцент, быстро парирует: – Расслабьтесь, вы в свободной стране. Здесь никто никому не указывает, что делать. – Нет проблем, мисс! Только когда ваша мама в дорогой юбке сядет на это место и испачкается, она уже предъявит иск нашей компании...

Поздним вечером другой водитель автобуса совершает свой последний рейс. В салоне остались только пара школьников старшего класса. На какое-то время в салоне устанавливается тишина, нарушаемая подозрительным сопением и пыхтением. Чем занимается молодежь четырнадцати лет, у которой вдруг расшалились гормоны, водителю наконец становится ясно. Он решительно останавливает машину и строго просит пару покинуть салон. Юноша безмятежен. Девочка тем более… Через пару секунд мальчик подходит к водителю, протягивает двадцать долларов и предлагает ему на десять минут оставить их в салоне одних. Водитель, все тот же несчастный приверженец советского воспитания, негодует. Юнец в легком недоумении размышляет: – Двадцать долларов за десять минут отдыха – и вы не берете. Вы – не коммерсант. А может, ну ее, коммерциализацию юного населения страны? Что-то грустно мне стало от всего этого. А вам?

Комментарии (0)