Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Стратегия «Детство»

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 19 августа 2010 г., 13:11

Самое главное, детство должно стать стратегическим объектом социальных инвестиций. Ведь именно сегодняшние дети будут обеспечивать не только конкурентоспособность России, ее суверенитет через 20–30 лет, но и, кстати, нашу с вами старость. И пока государство относится к детям, как к категории населения, которая нуждается только в защите, – пожалуй, мы ситуации не исправим ни в отношении детства, ни даже в стране в целом. Необходимо изменение опорных приоритетов в принятии решений любого уровня и сферы.

 


 

Газета"Трибуна"

03.03.2010

На недавно состоявшемся в Вашингтоне заседании Рабочей группы по гражданскому обществу, созданной в рамках Президентской российско-американской комиссии по развитию сотрудничества, вопрос защиты детства был не только включен в повестку, но и рассматривался одним из первых. Это, прежде всего, говорит об остроте и общности проблемы для наших стран, о том, что решение ее может быть совместным. Обо всем об этом беседа нашего корреспондента с членом Рабочей группы Алиной РАДЧЕНКО.

 На фото: Алина Радченко с дочерью Лизой

– Алина Федоровна, скажите, что лично вас больше всего поразило при обсуждении проблематики детства во время работы группы по гражданскому обществу?

– С одной стороны, угрозы, которым подвергаются дети в наших странах, во многом общие. Это насилие, наркотики, нездоровое питание, да и просто неадекватность условий, в которых они растут. В то же время и в США, и в России государство достаточно узко ставит вопросы о защите детей, а работа соответствующих ведомств чаще всего строится как реакция на негативные последствия. Безусловно, очень важно противодействовать той же детской порнографии, алкоголизму… Однако необходимо предпринимать и конкретные шаги в области создания возможностей для жизни и развития детей.

– Что вы имеете в виду?

– Детство – многогранный и сложный социокультурный феномен. Одним интервью тему создания возможностей для детей охватить невозможно. Это и вопросы права, образования, медицины, архитектуры, экологии, медиапространства и многое другое. Возьмем, например, технический аспект. Мы все-таки живем в эпоху технологической революции. Уже сейчас в профессиональной жизни невозможно обходиться, скажем, без компьютерных технологий. И этот процесс будет продолжаться, охватывая и бытовую сферу. Нас ждет масса технических новинок, которые, с одной стороны, облегчат нашу жизнь, с другой – обяжут перестроиться, освободиться от образцов действия. Кроме того, мир становится все более открытым, что не только создает новые перспективы для людей, но и бросает новые вызовы, к которым нам надо быть готовыми. Для того чтобы наши дети могли пользоваться этими достижениями, быть конкурентоспособными в таком мире, необходимо их вооружать соответствующими навыками и знаниями, что требует, например, новых форм обучения. К сожалению, пока даже на такой авторитетной площадке, как Общественная палата, эти идеи прорастают с трудом. И органы власти, и общественные организации больше склонны, так сказать, бороться с пожаром, что, конечно, очень важно и давно назрело, чем организовать жизнь в здании так, чтобы оно было безопасным и комфортным.

– Если я вас правильно поняла, в этом мы недалеко ушли от Америки?

– Там эти вопросы ставят НКО, которые давно и эффективно работают в сфере детства. Очень уважаемая американская организация «Фонд защиты детей» даже опубликовала доклад, назвав его «Американские дети: от колыбели до тюрьмы», где заявила, что в США государством гарантируется только одно право ребенка: попасть за преступление в тюрьму. Другое дело, что американские институты гражданского общества настолько развиты, что ту сферу, которая оказалась за пределами внимания государства, они целиком взяли на себя. Например, одна из крупнейших американских организаций «Совет 4Н», объединяющая свыше 6 миллионов детей и еще больше взрослых – волонтеров, десятки лет с успехом реализует многочисленные программы, которые направлены на развитие у детей и молодежи навыков в области науки, техники, здорового образа жизни… Очень интересен фонд «Клоузап», название которого означает «рассмотрение вблизи». А занимается он воспитанием у детей навыков участия в общественной жизни, знакомит их с организацией органов государственной власти в США. Таких НКО огромное количество, и все они способствуют становлению личности ребенка во всех ее аспектах: моральном, социальном, образовательном, гражданском…

– Что, однако, не уменьшило в Америке число все тех же пожаров в сфере детства. Согласно статистике Министерства юстиции США, почти 10 процентов старшеклассников подвергались угрозам с применением огнестрельного оружия; 20 процентов – сталкивались с педофилами в сети Интернет; около 200 детей ежедневно арестовываются за преступления, связанные с насилием, почти 400 – за преступления, имеющие отношение к наркотикам…

– Эти цифры скорее свидетельствуют о мощности американской фискальной системы. Она не только умеет фиксировать преступления, но и не отказывается квалифицировать как преступление то, что является лишь его симптомом. Государство там очень бдительно ведет себя в вопросах защиты детей. Если заплакал ребенок и в течение часа на это никто из родных не реагирует, приезжает полиция или специализированные службы, которые берут ситуацию под контроль. Другое дело, вмешательство государства в семью всегда болезненно, часто ведет к ее разрушению, и в этой связи необходимо предостеречь российского законодателя от линейного переноса международной практики. В то же время общественные организации считают, что государство мало уделяет внимания стратегическим проблемам детства. Решить их силами только НКО невозможно. Государство и общественные организации должны совместно выработать подходы в этой сфере.

– А что им мешает стать партнерами в той же Америке?

– Возможно, чрезвычайно жесткая регламентация лоббирования. Дело в том, что американские социальные институты и бизнес уравнены в продвижении своих интересов. В известной степени это сказалось и на деятельности нашей Рабочей группы. Сложно было проводить вопрос о расширении повестки по вопросам защиты детства, в частности в связи с негативным влиянием информации. И произошло это, я думаю, потому, что супруга сопредседателя Рабочей группы с американской стороны занимается этими проблемами на общественном поприще. Представители американских общественных организаций откровенно говорили нам: сотрудничество с российскими НКО должно помочь им вывести вопросы детства в США на самый высокий государственный уровень. Ведь комиссия, в рамках которой создана Рабочая группа, напомню, – президентская.

Кстати, отчасти это уже произошло. Повестка дня заседаний Рабочей группы была расширена, мы очень быстро договорились, что обсуждать только проблемы о насильственных действиях в отношении детей, это неправильно, поскольку является опасным, но все же симптомом общего состояния дел в сфере. Поэтому обсуждали мы и те возможные проекты, которые институты гражданского общества могли бы реализовывать совместно.

– Скажите, как сейчас, после заседаний Рабочей группы, складывается сотрудничество между американскими и российскими общественными организациями?

– Американские НКО с готовностью идут с нами на контакт, чтобы совместно разработать «дорожную карту» в сфере детства. Она должна включить совместные действия не только по вопросам защиты детей от возможных угроз, но и для обеспечения условий для их полноценного развития. Мы надеемся, такая карта позволит президентам наших стран выработать долгосрочный план действий в этой сфере. К работе над этим документом, конечно, мы будем привлекать и общественность. Возможно, в результате широкого обсуждения мы получим материал, который мог бы лечь в основу национальных стратегий по вопросам детства.

– Лично вы, какой видите российскую стратегию?

– Самое главное, детство должно стать стратегическим объектом социальных инвестиций. Ведь именно сегодняшние дети будут обеспечивать не только конкурентоспособность России, ее суверенитет через 20–30 лет, но и, кстати, нашу с вами старость. И пока государство относится к детям, как к категории населения, которая нуждается только в защите, – пожалуй, мы ситуации не исправим ни в отношении детства, ни даже в стране в целом. Необходимо изменение опорных приоритетов в принятии решений любого уровня и сферы.

– Фонд «Мое поколение», председателем попечительского совета которого вы являетесь, разработал очень интересную Общественнуюпрограмму"Детство", которая, по существу, дает ответы на вызовы, стоящие в области детства. Газета «Трибуна» не раз писала о ней Она представляет собой долгосрочный обоснованный прогноз развития важнейших сфер жизни, позволяя при этом понять, что надо сделать, дабы реализовать положительный сценарий будущего страны. Каким-то образом это может помочь в работе над стратегией?

– Очевидно, что в решении проблем детства нужен системный подход, который у нас в стране не реализован. Для начала можно было бы провести мониторинг тех социальных служб, государственных органов, которые занимаются вопросами детей. Не думаю, что они идут в нужном направлении. Как-никак, а в месяц у нас изымаются из семей столько детей, сколько во Франции за год. Это говорит о перекосе работы системы. Увы, не зря, видно, говорят: деньги на содержание ребенка в детдоме у государства всегда найдутся, а вот на поддержку нуждающейся семьи – взять неоткуда. Хотя, кажется, понятно: необходимо делать все для того, чтобы ребенок воспитывался в семье, а не в детдоме.

Ревизией этих социальных служб еще никто не занимался. Общее количество их около семидесяти. Работа между ними не согласована. Законодательство не оптимизировано. Какие функции они реализуют, как финансируются, стимулируются к выполнению поставленных перед ними задач… Все это необходимо проанализировать, выработать механизмы, которые позволят сделать их деятельность эффективной и направленной на развитие детства.

– Существуют ли перспективы для сотрудничества с теми же американскими НКО в рамках Форсайт-проекта?

– Например, Форсайт-проект включает такой аспект, как «компетентное родительство». Мы ставим вопрос о необходимости профессионализации родителей, что позволит им обрести необходимый опыт для воспитания ребенка, наладить с ним контакт, вывести его во взрослую жизнь… В США существует целый массив таких общественных организаций. В России такие организации тоже имеются. Мы вполне могли бы вести с ними диалог и обмениваться опытом в этой сфере. В рамках Форсайт-проекта в некоторых городах России уже создаются обучающие площадки для родителей.

– Всегда ли международное сотрудничество – благо?

– Знаете, недавно мне попался на глаза очень красивый букварь. На одной из страниц были изображены мама с дочкой, а под рисунком подпись для прочтения малышом по слогам: «Ма-ма при-нес-ла Ма-ше ка-шу и ко-ка-ко-лу». Возможно, на средства этой компании и были выпущены буквари, которые, по существу, навязывают детям с малых лет отнюдь не самый здоровый образ жизни. Таких примеров много. Почему нормативы сахара в российском батончике «Марс» намного выше, чем в американском? Это же чревато диабетом. В Интернете можно встретить предложения компаниям разместить их рекламу на зеркале в школьном туалете для девочек. Это, кстати, очень важное место для продвижения товаров. Психологи утверждают: все, что размещено возле зеркала, девочки и молодые девушки воспринимают бессознательно. Стоит там повестить картинку того же чупа-чупса, и они с ним уже не расстанутся.

Мало кто из родителей знаком с такого рода воздействием и понимает, как это может отразиться на здоровье ребенка. Школа считает, что эти вопросы вне их компетенции. То есть существует огромная и совершенно бесконтрольная сфера коммерческого давления на детей. Общество не ставит перед бизнесом задачи ответственного поведения по отношению к молодому поколению, а тот не торопится эти обязательства на себя брать.

В своем выступлении на заседании Рабочей группы я говорила о том, что корректное ведение бизнеса, в том числе международными корпорациями, является важной областью совместного взаимодействия российских и американских НКО. Но надо сказать и то, что какие бы меры ни принимались, ни вводились законодательные ограничения, если общество будет равнодушно к проблемам, связанным с детством, на прилавки все равно попадут товары, подобные тем красочным, но весьма сомнительным букварям.

– Какие преимущества в целом вы видите для российских НКО, которые будут сотрудничать с американскими?

– В США мы встречались со многими организациями, которые объединяют миллионы детей и взрослых на волонтерских началах, а финансируются за счет благотворительных пожертвований. Государство их поддерживает в очень небольшом объеме на основе грантов. Однако это не мешает им успешно заниматься своей деятельностью. Это тот бесценный опыт, который может быть полезен и нашим НКО.

Кроме того, американские общественные организации имеют огромный опыт и по работе с детьми. Кстати, уже принято решение о создании в нашей стране центра по поиску пропавших детей. В этом нам поможет американский центр, который четверть века занимается данной проблематикой. Это не значит, что свою структуру мы будем создавать по образу и подобию американской. Это будет наш российский центр, с учетом нашей специфики и реальности. Замечу, сами американцы в отношении сотрудничества с нами занимают взвешенную позицию и говорят, что мы должны воспользоваться только теми предложениями, которые подходят нам. Да и сами они во многом ориентируются на наш советский опыт и наработки. Обмен опытом, совместными проектами, на мой взгляд, – это наилучший и очень конкретный результат взаимодействия. Но еще этот и тот путь, на котором происходит ломка стереотипов и сближение народов.

– Как дальше будет развиваться деятельность Рабочей группы?

– Следующая встреча состоится весной в России. Повестка дня сейчас формируется. Вопросы уже поднятые предстоит затрагивать в той части, как реализуются достигнутые договоренности. По вопросам детства нам будет что доложить.

Наша справка

Рабочая группа по гражданскому обществу российско-американской Президентской комиссии по развитию сотрудничества появилась по итогам московского саммита президентов России и США. Президентская комиссия создавалась, чтобы «определить направления сотрудничества и осуществления совместных проектов, направленных на укрепление стратегической стабильности… экономического благосостояния и на развитие связей между нашими народами».

Смысл деятельности Рабочей группы подчеркивает ее название – «гражданское общество». Задача группы: выработать предложения, адресованные обществу, НКО, экспертам, социальным институтам, чтобы те могли перенять существующий в наших странах опыт решения проблем, которые не являются национальными, но остро стоят в самых разных сферах жизни.

 

Наталья ВЕРСТОВА

Комментарии (0)