Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Социальные проблемы дошкольного воспитания

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 31 декабря 2010 г., 11:41

К слову «психолог» мы за последние десять лет уже успели привыкнуть, хотя до сих пор остается неясным, в чем, собственно говоря, заключается суть профессиональной деятельности психолога в детском саду. А тут вдруг речь зашла о том, что не худо бы затребовать в дошкольное учреждение в качестве штатной единицы социального работника, который бы отвечал за «связи с общественностью» — в первую очередь с семьями воспитанников. Чтобы изучал он эти семьи со всей серьезностью социологической науки, а не на доморощенном уровне анкетирования, вчера придуманного воспитательницей вместе с методистом.
«Но, — серьезно предупредила Наталья Петровна, — если речь действительно пойдет о появлении социального работника в детском саду, советую заведующим избегать искательного «Ну, хотя бы полставки!». Опыт общения с административными структурами и психология учат: всегда проси больше, чем требуется. Тогда дадут примерно столько, сколько действительно нужно. Хочешь иметь ставку на нового работника, проси у начальства четыре ставки. Тогда одну скорее всего дадут. А будешь просить полставки — ничего не получишь».
Но разговор о социальном работнике пришелся к слову. А начали мы с того, что попытались выяснить, почему Наталья Гришаева заговаривает о детском саде нового типа, который бы явился альтернативой сегодняшнему дошкольному учреждению. Что, собственно, не устраивает ее в организации жизни детей в детском саду?
Перед тем как познакомить читателей со статьей нашей гостьи, приведем фрагмент беседы с Натальей Петровной во время заседания «круглого стола».

— Наталья Петровна! В чем заключалась суть вашего социологического исследования?

— Моя главная задача — выяснить, как менялось общественное отношение к дошкольному учреждению в различные периоды нашей отечественной истории и чем является сегодня детский сад для детей и для их родителей. Какие он, с их точки зрения, должен решать задачи? Так вот, первая часть моего исследования заключалась в том, что я опрашивала людей различных поколений — просила поделиться своими воспоминаниями о той поре, когда они ходили в детский сад.
Люди, дошкольные годы которых приходились на довоенное время, в основном вспоминали детский сад как очаг культуры и просвещения. Они с удовольствием описывали игрушки, в которые играли, своих воспитательниц, песни, которые те им пели.
Взрослые, чье детство пришлось на годы войны и на послевоенные годы, естественно, вспоминали, чем их кормили в детском саду. Но все это были в основном позитивные воспоминания. И в детском саду все было лучше, чем дома. Дети там получали то, чего не могли дать им их семьи. А вот начиная с середины 60-х годов воспоминания взрослых о своем детсадовском детстве все больше пестрят негативными воспоминаниями. В 90-х годах прошлого столетия детский сад оказывается в полном «пролете» — престиж дошкольных учреждений резко падает. Все там, по воспоминаниям бывших «воспитанников» детских садов, хуже, чем дома, — и питание, и игрушки; и взрослые недостаточно внимательны к детям. Чаще всего вспоминаются негативные переживания, связанные с насилием, сном и пищей. Светлыми пятнами детсадовской жизни были праздники. Праздники вспоминаются с удовольствием.
Сегодня картина опять поменялась. Резко возросло количество детей, которые опять, как в довоенные и в военные годы, ходят в детский сад, чтобы кушать. Особенно мальчики. Мальчики много говорят о еде. Это, конечно, неблагополучный симптом, свидетельство обнищания населения.
И потому сегодня детский сад — не просто образовательное учреждение (я не говорю о платных детских садах или о садах, по каким-то причинам имеющих дополнительное финансирование; речь идет об обычных муниципальных садиках). Это учреждение социальной защиты ребенка и его семьи.

— Поэтому встает вопрос о специалистах особого профиля и о разработке новых программ?

— Именно поэтому.

— Ну а содержание второй части исследования?

— Вторая часть моей работы была связана с исследованием ощущений современных детей, посещающих детский сад. Я предполагала, что у детей и родителей, возможно, будут совершенно различные точки зрения на роль детского сада и его функции в жизни.

— И что же вам удалось выяснить?

— Я опрашивала детей московских детских садов. Задавала им вопрос: «Зачем ты идешь в детский сад?» Обычно дети отвечали:
— Играть с ребятами.
— А учиться-то ты там хочешь?
Иногда ребенок может ответить: «Да, хочу». Но видно, что отвечает он так из вежливости. Тогда я спрашиваю: «Представь себе, ты приходишь в садик, а там никого взрослых нет. Никого. Делай что хочешь. Что ты будешь делать?»

— Это провокационный вопрос.

— Так надо же до истины добраться! И вот я прихожу опрашивать детей в детский сад, который считается одним из лучших в Москве. И бассейн там есть, и зимний сад, и программы всякие умные. Заведующая мне рассказывает с увлечением, как потрясающе они все работают, какие замечательные, интеллектуальные дети к ним ходят.
Этим интеллектуальным детям я задаю те же самые вопросы. И что они мне отвечают?
90% детей на вопрос «Что ты будешь делать, если в детском саду не будет взрослых?» ответили: «Буду бегать».
Я опять спрашиваю ребенка, причем так, чтобы другие не слышали:
— Ну хорошо. Ты побегаешь. А дальше?
— Еще бегать буду. (На таком варианте особенно настаивали мальчишки.)
— Ну, тебе в какой-то момент надоест бегать-то?
— Нет, еще буду бегать и бегать.
— А в бассейн купаться пойдешь?
— Не-ет, не пойду.
Вы можете представить себе: в садике есть шикарный бассейн под стеклянной крышей, и 50% детей сказали: «Ни за что туда не пойду».
А 20% детей — это большая цифра. Каждый пятый на вопрос «Что будешь делать в детском саду без взрослых?» ответил: «Я домой уйду».
Я говорю:
— Почему?
— А чего там делать?
— Ну как? Делай что хочешь!
— Не-ет. Я уйду домой.
— Что же ты уйдешь-то?
— А взрослых-то нету.
— Ну и что?
— Нет, без взрослых я не останусь.

— О чем это свидетельствует?

— Об инфантилизме. Жизнь детей настолько заорганизована, что дети даже не мыслят себе, как они могут в саду без взрослых обходиться. Еще 20% детей сказали: «Буду все ломать». Например, мальчик один сказал: «А я побегу, и возьму и все дверцы у шкафчиков оторву». А другой сказал: «А я пойду в какую-то группу и все игрушки там сломаю». То есть они по-разному мне отвечали, но все ответы сводились к следующему: «Буду разрушать детский сад». Конечно, 80% из этих 20% — мальчики.

— О чем это может говорить?

— О скрытом насилии над детьми, на которое они отвечают тоже скрытой пока агрессией. И только 30% детей в этом замечательном детском саду ответили на мой вопрос так: «Будем играть».

— То есть дали нормальный ответ, который было бы естественно ждать от детей?

— Да. А ведь этот детский сад считается чуть ли не лучшим в городе! Что же говорить о других, где и материальная база хуже, и педагогов меньше? Проблема, мне кажется, напрашивается сама собой: что-то неправильное есть в организации жизни детей в детском саду. И эта неправильность рождает в ответ детскую агрессивность и инфантилизм. Дети хотят играть, а их заставляют учиться, есть, спать… В детском саду будущего этого быть не должно. И основы такого детского сада можно заложить уже сегодня…

Наталья ГРИШАЕВА

Завтра начинается сегодня

 

Изменения в социальной жизни России повлекли за собой и развитие новых тенденций в дошкольном воспитании. Изменились потребности родителей, изменились требования школы к будущему первокласснику, появилось огромное количество новых программ обучения и воспитания дошколят. Существенно изменилось и финансирование дошкольных учреждений: ранее большинство статей бюджета финансировало государство, теперь же многие статьи расхода приходится оплачивать родителям или спонсорам.

Обычно систему народного образования и такую ее подсистему, как дошкольное воспитание, рассматривают в целом, словно это некая объективная реальность, не затрагивающая ничьих интересов. Между тем отношение к дошкольным учреждениям со стороны различных субъектов этой подсистемы образования (детей, родителей, воспитателей, управленцев) разное. Это связано с наличием у каждой группы своих специфических потребностей и интересов, которые зачастую являются взаимоисключающими.

Социологические исследования среди дошкольников показали, что дети приходят в детский сад играть и общаться со сверстниками, интересно проводить время, что особенно характерно для детей из семей, имеющих одного ребенка. Все остальное воспринимается ими как «досадная нагрузка», которой они стремятся избежать. Традиционно организованные занятия интересуют лишь 20% ребят.

Между тем работа дошкольных учреждений, в соответствии с интересами совершенно других людей, строится так, что для игры и общения постоянно не хватает времени. Достаточно сказать, что в среднестатистической группе детского сада свободная игра занимает от 30 до 50 минут в день. И это в тот период детства, когда игра является ведущей деятельностью ребенка. Известно, что дети приходят в дошкольные учреждения в основном из семей, имеющих одного ребенка, что не предполагает у них опыта общения в разновозрастном коллективе. Однако в детском саду группы, как правило, одновозрастные, что удобно в первую очередь для организации процесса обучения.

Нельзя забывать, что дети, как и все люди, имеют различный психический склад, различные интересы, игнорировать которые недопустимо. Возникает необходимость учета всех этих особенностей и в режиме дня, и в методах обучения и воспитания, и даже в самом содержании образования. Способен ли современный детсад это сделать? Социологические исследования показывают, что осуществить это практически невозможно. Основным препятствием является существующая педагогическая технология, которая рассчитана на коллективное воспитание детей без учета их индивидуальных особенностей, а также различий в педагогическом потенциале каждой конкретной семьи.

Вполне естественно, что в вопросах заботы и защиты интересов детей первостепенную роль играет семья. Поэтому дошкольное учреждение должно уважать права и обязанности родителей, несущих по закону ответственность за ребенка, а также должны учитывать их потребности и интересы. В реальности, как показывают данные наших исследований, отношения между дошкольными учреждениями и родителями являются достаточно сложными. Несмотря на то что законодательно семье предоставляются широкие права для участия в жизни детского сада, лишь 20% опрошенных родителей реализуют эту возможность. В большинстве случаев это сбор денежных средств для нужд группы, уборка территории, починка игрушек и мебели. При этом родителей гораздо больше заботят три вещи: надежный присмотр за детьми во время отсутствия родителей, здоровье ребенка, хорошая подготовка к школе — такая, чтобы ребенок мог поступить в самое престижное учебное заведение. Наконец, они очень честолюбивы и готовы пожертвовать самочувствием ребенка, лишь бы «натаскать» его для поступления в престижную школу или в престижный спортивный кружок. В результате интересы и установки детей и родителей оказываются диаметрально противоположными друг другу. Конечный итог: высокий процент детей-невротиков еще на уровне детского сада (к концу школы он переваливает за половину выпускников).

Что же касается работников дошкольных учреждений, то они в основном, отвечая на запросы родителей, организуют «инновационные» детские сады, которые идут по пути усложнения образовательных программ, совершенно игнорируя потребности ребенка.

В подавляющем большинстве «престижных» детских садов детей начинают систематически обучать с 4 лет и, как правило, в рамках классно-урочной системы, хотя и завуалированной под якобы игровую деятельность. Чаще всего проводятся те же фронтальные, а иногда и подгрупповые занятия, в ходу те же системы сравнивания и публичного оценивания, те же насильственные методы активизации умственной деятельности детей. При этом существенно увеличивается число предметов — среди них и этикет, и менеджмент, и философия, и шахматы и т.д. Создается впечатление, что детей готовят не в школу, а в университет. И что самое поразительное — все это чрезвычайно радует родителей. Они готовы платить любые деньги за такую дошкольную «гимназию».

Считанные проценты педагогов и управленцев всех уровней понимают, что настоящая инновационная система включает в себя изменения не только в содержании образования, но охватывает организацию всего процесса жизнедеятельности детей, вопросы управления дошкольным образовательным учреждением на местном и региональном уровне, предполагает существенные изменения в методиках, технологиях, средствах учебно-воспитательного процесса.

Если же распределить существующие инновационные ДОУ по вышеперечисленным категориям, то мы увидим явное преобладание (до 80% от всех нововведений) только тех, кто во главу угла поставил усложнение и расширение содержания обучения, и в самой незначительной степени — подлинные изменения в педагогических технологиях и методах. Минимальные изменения коснулись системы управления на всех уровнях и уж совсем незначительные перемены — в организационных формах работы с дошкольниками.

И хотя в последнее время появилось немалое число ДОУ с весьма заманчивыми названиями «Детский центр», «Сад-лицей», «Прогимназия», УВК и тому подобное, все это видимое разнообразие — лишь вывески. Дети по-прежнему разделены (почти повсеместно) на одновозрастные группы, разновозрастного, свободного общения практически не существует. При этом ребенку диктуется жесткое расписание занятий и невозможность в течение года перейти из группы в группу даже при опережении развития или если это необходимо ему по ряду психологических причин. Редчайшим исключением являются группы с гибким графиком работы и оплатой за фактическое время пребывания в них.

Спектр услуг, оказываемых ДОУ населению микрорайона, весьма однообразен — в основном это традиционные кружки и секции, изредка встречаются некоторые виды медицинских услуг. В редчайших случаях функционируют прогулочные группы, группы кратковременного пребывания, группы раннего возраста, то есть то, что чрезвычайно необходимо детям, не посещающим дошкольное учреждение.

По нашему мнению, решение большинства вышеперечисленных проблем может быть найдено при разработке новой концепции организации жизнедеятельности дошкольников на микрорайонном уровне. Организационной основой предлагаемого нами концептуального подхода является микрорайонный (сельский) дошкольный центр (ДМЦ), представляющий собой упорядоченную совокупность различных форм дошкольного образования на своей территории. Центр может создаваться на базе наиболее солидного или более прогрессивного дошкольного учреждения по инициативе заведующей или персонала. ДМЦ охватывает все помещения, все открытые площадки, все ресурсы данной территории, оптимально сочетая принципы свободного предпринимательства с принципами госконтроля.

Мы понимаем под ДМЦ не только тип учреждения народного образования, но и ассоциацию дошкольных учреждений, объединенных с целью оказания широкого спектра услуг на определенной территории в соответствии с социальными потребностями населения, а также для извлечения определенной экономической выгоды в условиях рыночной экономики. Центр предлагает родителям широкий набор платных услуг: утренние, дневные прогулочные группы, ясельное и детсадовское содержание детей в режиме полного и неполного дня, а также круглосуточного пребывания; различные группы для детей с нарушением физического, интеллектуального, психического развития; оздоровительные группы; различные кружки и секции; занятия в бассейне, спортивном зале; специальные дополнительные занятия по обучению чтению, математике, компьютерным играм и т.д.

Отношение персонала с родителями строится на контрактной основе. В рамках контракта воспитатель и заведующая, как и всякий предприниматель, обладает полной свободой деятельности. Однако последняя, как при всяком цивилизованном предпринимательстве, находится под контролем методиста, педиатра и других служб центра, которые в случае нарушения могут применять заранее установленные санкции вплоть до запрещения педагогической деятельности. Особый голос имеет Совет ДМЦ, который состоит из родителей и спонсорских организаций и чье мнение является решающим при возникновении любых конфликтных ситуаций.

Понятно, что Центры смежных микрорайонов могут кооперироваться между собой. Допустим, иметь общий «телефон доверия», маркетинговые и социологические службы, убежище для детей и подростков, женщин из неблагополучных семей, предоставлять консультацию врачей, психологов, юристов. Районные, городские и более высокие инстанции управления дошкольной подсистемой народного образования, помимо осуществления традиционных контрольно-координационных функций, могли бы оказывать Центрам ту или иную помощь в затруднительных случаях, для чего целесообразно часть зарплаты управленческого персонала выплачивать из поступлений от предпринимательской деятельности Центров. Это, по нашему мнению, значительно уменьшит бюрократизм управленческих инстанций.

Основой концептуальной модели ДМЦ является идея оптимального сочетания общественного и семейного воспитания ребенка. Исходным этапом дошкольного образования должен являться родительский всеобуч. Первая группа населения, с которой начинает работать ДМЦ, — это будущие родители: старшеклассники, беременные женщины и их мужья. Следующая группа — это семьи, имеющие ребенка от рождения до 1,5 лет. Родители получают возможность приходить в ДМЦ 1—2 раза в неделю на бесплатные занятия по обучению навыкам общения с ребенком, обмениваться опытом друг с другом, получать консультации методиста, педиатра, психолога. Далее, в ДМЦ предусмотрены услуги для семей, имеющих детей от 1,5 до 3 лет. Дети приходят в дошкольные учреждения 2—3 раза в неделю на 1,5—2 часа для общения со сверстниками и на развивающие занятия эстетического и физкультурного циклов. Ясельные группы в системе ДМЦ (в том числе круглосуточные) должны создаваться только для детей из неблагополучных семей — по рекомендации комиссии, состоящей из психолога, медика, педагога и представителя родительской общественности. Целесообразно также создание санаторно-ясельных групп для ослабленных детей. Возможна также такая система подготовки детей для поступления в ясли, когда матери по очереди, по специальной программе, занимаются с 2—3 детьми для их постепенного привыкания, адаптации к групповым условиям.

Следующая группа — это семьи, имеющие детей от 3 до 5 лет. Традиционно ребенка определяют в детский сад в соответствии с его биологическим возрастом, что зачастую противоречит реальному психофизиологическому развитию ребенка. В ДМЦ ребенка принимает комиссия, которая определяет физический, психический и интеллектуальный уровень его развития, педагогический потенциал семьи, степень занятости родителей и их желание обучать своего ребенка по той или иной программе и т.п. На основе этих критериев ребенка определяют в ту или иную группу дошкольного учреждения. «Несадовские» дети могут посещать занятия в прогулочных группах или детских садах на дому. Наконец, для детей старшего дошкольного возраста (5—7 лет) в ДМЦ функционируют все вышеперечисленные группы, которые организуются исходя из следующих принципов: время пребывания ребенка в детском саду, тот или иной тип образовательной программы, степень участия родителей в жизни детей в дошкольном учреждении.

Целесообразен симбиоз детского сада или хотя бы старшей группы с начальной школой, поскольку это позволяет как бы растягивать время поступления в школу с 5-го по 8-й год жизни ребенка сообразно его психофизическим особенностям. Тем самым оптимально решается проблема подготовки детей к обучению: классы формируются именно по мере созревания каждого ребенка.

Возможно открытие школьных классов для детей 6—10 лет с полным днем пребывания и организация кружковой, оздоровительной работы со всеми детьми, проживающими на территории микрорайона. Организуется работа ДМЦ в выходные и праздничные дни и даже в каникулярное время.

Группы в ДМЦ различаются не только по формам организации, но и по методам работы. Вальдорфские группы, группы Монтессори, «Зеленая дверца», «Материнская школа», группы коррекционной, интегративной педагогики — вот далеко не полный перечень того, что может иметь любой ДМЦ. Изменяется и сама система жизнедеятельности детей. Традиционные группы целесообразно создавать лишь для детей до 4-летнего возраста, а с 4 до 10 лет дети объединяются в разновозрастные группы по самым различным основаниям. Объединяющим началом могут служить: система воспитания, желание родителей, проблемы каждого конкретного ребенка, специфические проблемы в образе жизни семьи, интерес самого ребенка и т.п.

В рамках центра ребенку предоставляется полная свобода выбора занятий и увлечений, относительно регламентировано лишь время приема пищи, прогулок и уроков у школьников. Дети свободно перемещаются по всей территории центра, которая разделена на определенные пространства: библиотека — место интеллектуальных занятий, «Зимний сад» — место релаксации и экологических занятий, «строительная площадка», театр, мастерская, музей, тренажерный зал, «кукольная комната» и т.д. — вероятно, таким образом может быть пространственно разделена территория ДМЦ.

Изменяется и сама система управления ДМЦ. Безусловно, это учреждение должно находиться на самостоятельном финансировании, привлекая средства из самых различных источников. Оптимальная для ДМЦ система оценки труда должна позволить дифференцированно подходить к его оплате. Главный критерий оценки — качество педагогической деятельности, а не формальный стаж и образование. Оценка дается всеми субъектами процесса образования — детьми, родителями, коллегами и суммируется по специальной балльной системе.

Заведующая имеет возможность гибко распоряжаться расстановкой кадров, привлекая родителей, студентов педколледжей, пенсионеров, имеющих склонность работать с детьми, и других лиц. При этом заведующая распределяет ставки и время работы в зависимости от условий педагогического процесса.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что предлагаемый вариант дает возможность каждому ребенку получать дошкольное образование в соответствии со своими интеллектуальными и психологическими особенностями, то есть имеет место если не индивидуальный, то хотя бы групповой подход. При этом практически бесплатно и независимо от социального положения родителей и уровня их доходов достигаются максимальное удовлетворение их потребностей на базисном уровне, достаточно широкая дифференциация подходов к развитию ребенка, оптимальное сочетание семейного и общественного воспитания дошкольников.

В перспективе создание ДМЦ означает переход на качественно новый уровень организации и функционирования дошкольных учреждений, что позволит стереть почти непреодолимую ныне грань между ДОУ и школой, садовскими и «несадовскими» детьми. При этом дошкольное образование приблизится к тому, чтобы стать первым звеном в единой системе народного образования.

Источник

Комментарии (0)